Для отправки всадника в Варшаву Вольный Аул срочно собирает деньги

Сомневающимся в национальной принадлежности Килара Хаширова следовало бы обратиться к многочисленным документам, хранящимся в Национальном архиве КБР и прямо или косвенно имеющим отношение к первому покорителю Эльбруса и его потомкам.
ЕЩЕ в 50-х годах прошлого века В.К. Гарданов издал сборник архивных материалов по проблемам обычного права и судопроизводства в Кабарде. В нем имеется интересный документ, относящийся к Килару. Речь идет о судебном разбирательстве между Исмаилом Кунашевым и холопом Исмаилом Калмыковым, состоявшемся в январе 1839 года в Кабардинском временном суде. Кунашев доказывал, что Исмаил Калмыков был холопом его умершей матери и по кабардинскому праву достался ему в наследственное владение и является его холопом. Калмыков объяснил, что он был холопом узденя Бырмамытова, потом по наследству достался узденю Камбиеву, который бежал на Кубань. Затем вместе с другими холопами бежал из-за Кубани обратно в Кабарду и записан в списке жителей Вольного Аула, поселенных близ крепости Нальчикской. Поэтому считает себя вольным холопом. По данному делу было допрошено много людей из узденей и холопов. Допрошенный старшина Вольного Аула Хашир Койшиев, например, показал, что «холоп Калмыков весьма лукавый и не хочет никому повиноваться – как то ни русскому начальству и кабардинскому; ибо из вольных кабардинцев был назначен один всадник в г. Варшаву (имеется в виду Килар Хаширов – X. Д.) для отправления на службу в город Варшаву, то на обмундирование оного положено было собрать со всех кабардинцев, числящихся в Вольном Ауле, по 3 рубля серебром, Калмыков же при требовании таковых денег совсем отказался, заявив, что он не вольный, а принадлежит Кунашеву». (ЦГА КБР, ф. И-16, оп. 1, д. 41, л. 26).
Итак, старшина Вольного Аула Хашир Койшиев, характеризуя личность холопа Исмаила Калмыкова, говорит, что он отказался платить деньги в сумме 3 рублей в кассу сельской общины, которую платили все жители села для снаряжения одного всадника из вольных кабардинцев в город Варшаву. Нет никакого сомнения, что этим всадником из вольных кабардинцев был Килар Хаширов, хотя его имя в документе не указано. Дело в том, что в Кавказский конно-горский дивизион в Варшаве, где, по утверждению сыновей, Килар служил в течении девяти лет, брали на службу только представителей князей и уорков, а таковых в Вольном Ауле не было. Население Вольного Аула составляли холопы, освобожденные от зависимости бежавших за Кубань князей и уорков, воевавших против колониальной политики генерала А. П.Ермолова, получившие название «непокорных кабардинцев». А Килар как человек уже свободный и оказавший услугу генералу Емануелю во время военно-научной экспедиции, поднявшись первым на гору Эльбрус, чьим подвигом было прославлено русское оружие, был зачислен в состав Кавказского конно-горского дивизиона в Варшаве, созданного по предложению самого Емануеля. Другого кандидата в этот дивизион из жителей в Вольном Ауле не было и не могло быть. О том, что Килар служил в этом дивизионе, пишут его сыновья в своем прошении о наделении их земельным участком начальнику Нальчикского округа в 1870 году.
Другим неопровержимым документом, свидетельствующим, что семья Килара проживала в Вольном Ауле, является судебное дело, возникшее между сыном Килара - Кирандуко Киларовым и Али Шебзуховым в 1848 году. Этот документ тоже опубликован В. К. Гардановым.
11 октября 1848 года Кирандуко Киларов писал нальчикскому воинскому начальнику капитану За-наревскому, что житель Вольного Аула Аслан Шуганов выдал свою дочь за холопа князя Атажукина – Мазукова. Когда из аула Атажукина приехали в Вольный Аул родственники жениха, чтобы забрать невесту в аул жениха, то во время проводов свадебного кортежа один из приехавших – Али Шебзухов подскочил к его старшему брату Увжуко и убил выстрелом из ружья, и он, будучи в малолетстве, с пожилой матерью остался без помощи. Поэтому просит, чтобы с Шебзуховым поступили по закону. При разбирательстве дела оказалось, что Шебзухов убил брата Кирандуко - Увжуко случайным выстрелом, и поэтому суд решил удовлетворить просителя Кирандуко Киларова за кровь убитого брата Увжуко взысканием со всех находившихся на этой свадьбе из аула князя Атажукина сумму в 300 рублей.
В сегодняшнем номере мы печатаем неизвестные ранее архивные документы, впервые вводимые Х. М. Думановым в научный оборот. 22 октября 1858 года сын Килара – Кирандуко Киларов обратился к начальнику Кабардинского округа князю Орбелиани с просьбой в связи с его одиночеством и малолетством разрешить ему переселиться в аул полковника Тамбиева (III Кызбурун), где проживают его родственники. (ЦГА КБР, ф.2, оп.1 д.2, т.1, л. 190 -191).
Орбелиани направил прошение Кирандуко Киларова воинскому начальнику крепости Нальчик, которому подчинялись жители Вольного Аула, о целесообразности переселения жителя Вольного Аула Кирандуко Киларова в аул Тамбиева, где проживают его родственники. Воинский начальник Нальчика ответил Орбелиани, что «кабардинец Вольного Аула – человек весьма хорошего поведения» и с моей стороны никакого препятствия нет, но общество Вольного Аула против такого переселения, так как это станет прецедентом и такие просьбы примут массовый характер. В силу этих обстоятельств Кирандуко Киларову было отказано в переселении в другой аул.
В Центральном государственном архиве КБР хранится три уникальных документа, относящихся к Киларовым – потомкам Килара Хаширова. В первом говорится, что сельский старшина селения Кучмазукина - А. Кучмазукин сообщил в управление Нальчикского округа, что 12 августа 1898 года в аул Кучмазукина прибыл турецкоподданный Али Хажбиевич Киларов и спрашивал, как с ним поступить, потому что тот не имеет разрешающего ему проживать в ауле российского документа.
Во втором документе содержится предписание старшего помощника начальника Кабардинского округа старшине села Кучмазукина, где говорится, что турецкоподданный Али Хажбиевич имеет право проживать по турецкому паспорту в селении шесть месяцев. В течение этого времени он должен приобрести русский билет, а если этого не сделать, его необходимо арестовать и доставить в управление Нальчикского округа.
В третьем документе подробно описываются родственные связи потомков Килара Хаширова. Так, в нем сказано, что прибывший в сел. Кучмазукина турецкоподданый Али является сыном Киларова - Хажби, второго сына Килара Хаширова, проживавшего в ауле Кучмазукина и умершего в 1897 году. У него было еще двое сыновей – Бекмурза и Хажгери, которые и ныне проживают в сел. Кучмазукина. В документе также имеются важные сведения о Кирандуко Киларове, втором сыне Килара. В частности, мы узнаем, что Кирандуко был бездетным и воспитывал сына своего племянника Хажби – Али. Из анализа данного документа видно, что Кирандуко с внуком своего брата Увжуко - Али в 1886 году переселился в Турцию, где в 1892 году и умер.
Уникальным является и прошение (ЦГА КБР, ф. И-2, оп. 3, д. 42, л. 151) жителей Вольного Аула на имя командующего войсками Терской области генерал-лейтенанта и кавалера Лориса-Меликова от 22 июня 1863 года. Этот документ ценен тем, что он написан первыми переселенцами и основателями Вольного Аула, среди которых и сын Килара Хаширова – Джирандыкъуэ (в документах он проходит в русском написании как Кирандуко, или Керандуко и племянник Килара Тепсаруко). Прошение подписали 12 человек, представляющих более чем 30 дворов, которые первыми переселились в аул 40 лет назад. Они писали, что за это время население аула выросло до 200 дворов, а земля, предоставленная им, не увеличилась. Поэтому они просят, чтобы им разрешили переселиться в другие аулы и жить «вместе с кабардинцами». Они также пишут, что «в аулах, где придется нам жить, будем исполнять повинности наравне с кабардинцами; кроме того, дозвольте нам определить, сколько мы должны по требованию начальства исполнять повинности в (укреплении) Нальчике и какие именно».
Учитывая создавшееся малоземелье в Вольном Ауле, начальник Терской области разрешил желающим переселиться в другие аулы с условием, что жители этих аулов согласны принять их в свой аул. Жители аула Кучмазукина на своем сходе приняли решение, что они согласны принять Киларовых в свой аул. Они получили удостоверение, где говорилось, что «1863 года сентября 5 дня, я, нижеподписавшийся, даю сие удостоверение в том, что кабардинцев Вольного Аула Кирандуко и Тепсаруко Хашировых принимаю в свой аул, состоящий на реке Баксане». Удостоверение было подписано старшиной аула Кучмазука Кучмазукиным.
Еще один документ, хранящийся в ЦГА КБР, представляющий собой прошение от Кирандуко и Хажби, требует уточнения. Кирандуко был младшим сыном Килара, а Хажби – сыном старшего сына Килара - Увжуко (см. родословную Килара). Как известно, Килар имел двоих сыновей – Увжуко и Кирандуко. Прошение написали родной сын Килара и внук. В нем они называют Килара своим отцом, как этого требовали кабардинские обычаи.
В прошении содержится сведение, сообщенное Кирандуко и Хажби Киларовыми, что Килар Хаширов был зачислен в Кавказский конно-горский дивизион в Варшаве и прослужил там девять лет. В нем также сказано, что зачисляемый в дивизион должен «иметь хороший наружный вид, прилично одет, без дурного поведения, иметь хороших лошадей и сбрую на сумму 34 руб. 28 коп.». (ЦГА КБР Ф И-16, оп. 1, д. 614, л. 5).
Следовательно, Килара взяли на службу, поскольку он соответствовал всем этим требованиям, будучи – вспомним слова Ж. Ш. де Бессе – крепким и без телесных повреждений.
Доказательством того, что Килар был кабардинцем, является и объемное судебное дело, в котором отражены наследственные судебные разбирательства между сыном Килара - Кирандуко и родственниками его жены. Из этого документа видно, что Кирандуко был женат на женщине из рода Истепановых, крепостных крестьян известного кабардинского тлекотлеша (узденя первой степени) Мухамет-Мурзы Анзорова. В ЦГА КБР сохранились и другие документы, относящиеся к потомкам Килара и его брату Умару. В частности:
1. Прошение жителей Вольного Аула о разрешении им переселиться в другие аулы. В списке подписавших прошение Кирандуко Киларов, Ханафи и Тепсаруко Хашировы (ЦГА КБР, ф. И-2, оп. 3, д. 42, л. 38-38 об.).
2. Список кабардинцев, переселившихся из Вольного Аула в другие аулы. В списке значатся Кирандуко Киларов и Тепсаруко Хаширов (ЦГА КБР, ф. 2, оп. 3, д. 42, л. 63-63 об.).
3. Список жителей Вольного Аула, которые обязались переселиться в другие аулы до первого декабря 1863 года. В этом списке Кирандуко Киларов (там же, л. 49).
4. Удостоверение, выданное Кирандуко Киларову и Тепсаруко Хаширову о том, что они приняты на жительство в аул Кучмазукина.
Подпись прапорщика, старшины аула Кучмазукина Кучмазуко Кучмазукина (там же, л. 12).
5. Список жителей Кабарды, получивших деньги из кассы «Кабардинской общественной суммы». В списке Кирандуко Киларов (там же).
6. Список жителей сел. Кучмазукина, заболевших холерой, составленный в 1892 году. В списке значатся Киларов Цу Тепсарукович и Киларов Тепсаруко. (ЦГА КБР, Ф 6, оп. 1, д. 234, л. 85-88).

Данные о потомках Килара Хаширова содержатся также в фондах 16, оп. 1, д. 208; ф Р-117, оп. 1, д.10, л. 1-10.

Хасан ДУМАНОВ, доктор исторических наук.
Поделиться:

Читать также: